16 Янв 2009 @ 6:57 ПП 
 

2

 

2. КРИТЕРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ.
ПРОТИВОРЕЧИЕ ЛОГИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ
ИСТОРИЧЕСКОМУ ПРОЦЕССУ

Для выяснения уровня развития нашей экономики, от чего зависит вся система мер экономической политики, необходимо обратиться к экономическому анализу К. Маркса, к его «Капиталу», который образует ту систему научных категорий, на основе которых можно судить о степени развития любой страны. Это та линия исторического отсчета, до которой не доросло большинство стран современного мира с одной стороны и за которой находятся и прогрессирует высокоразвитый мир — весьма незначительное число стран, на долю которых приходится свыше 80% мирового духовного и материального производства.

Оглядываясь на долгий путь, пройденный человечеством, поражаешься чрезвычайному многообразию состояний человеческих обществ от первобытно-родовых, застывших в своем развитии, до высокоразвитых цивилизаций. В чем причины такого многообразия? Почему многие народы не прогрессируют? А другие обращают свое развитие вспять, достигнув определенного уровня? Человеческая история неоспоримо подтверждает существование двух противоположных тенденций, определяющих как закономерности движения к прогрессу, так и нагромождение многих объективных факторов и множества случайностей, приводящих к застою, зигзагам и даже поворотам исторического процесса вспять.

Такие условия особенно характерны для докапиталистического уровня развития, когда промышленный капитал еще не сформировался и не достиг общенациональных пределов, как это было, например, в Российской империи, где еще существенную роль играл купеческий капитал, а в сельском хозяйстве преобладало мелкотоварное и даже натуральное патриархальное хозяйство. В этом свете необходимо обратить внимание на существенную ошибку В.И, Ленина в работе «Развитие капитализма в России», где он выдал мелкотоварное крестьянское хозяйство за почти капиталистическое.

Несомненно, огромное влияние на развитие имеют и природные факторы, особенно для народов крайнего севера и экваториально-тропических зон. Но поистине определяющее значение имели и волевые факторы, объясняющие многочисленные политические, социальные, религиозные, демографические и другие причины, воздействующие на ход исторического процесса.

Пока не возникла система развитого промышленного капитала, значительное влияние оказывали на этот процесс и многочисленные случайности, связанные с воздействием крупных исторических личностей, способных замедлить, обратить вспять или исказить развитие отдельных стран и даже всего человечества. В первые столетия нашей эры, особенно в 4-7 вв. определяющее значение имел такой демографический фактор, как «Великое переселение народов», главным образом германских и сарматских «варварских» племен, содействующих крушению древнеримской цивилизации. Устоявшееся в нашей литературе формационное деление истории человечества часто не соответствует его поступательному развитию.

Вряд ли наступивший в Европе распад или даже скорей развал всей системы сложившихся экономических связей и социальных порядков Римской империи, вызванный вторжением азиатских и германских племен, и последовавшее за этим постепенное формирование феодальных образований можно считать движением к прогрессу. Если внимательно проанализировать экономическое состояние Римской империи периода ее заката, то несомненно там обнаружится процесс разложения рабства в результате развития в главных ее составляющих регионах, особенно в Италии, крепнущих товарных связей и постепенное образование свободного населения — вольноотпущенников и колонов.

Если прежде основным экспортным и внутренним товаром были рабы и торговля зерновыми, то уже в III и IV вв. нашей эры наблюдается повсеместное развитие колоната и образование парцелльных хозяйств в результате дробления латифундий и передачи земли в аренду. Отсюда — рост внутренней торговли, возникновение ремесленных мастерских и появление наемного труда, что следует особо отметить и подчеркнуть: наемный труд в древнем Риме. Все эти процессы получили отражение в Римском праве, четко определившем различные виды имущественных отношений, равенство всех свободных людей и положивших начало оформлению права собственности, впоследствии заимствованное многими европейскими государствами.

Небезынтересно, что в Римском праве строго регламентировались не только права свободных людей, но и рабов, детально устанавливались нормы потребления ими многих пищевых продуктов, вплоть до вина, которое должны были строго соблюдаться всеми гражданами империи. К сожалению, до такого уровня «гуманизма» были очень далеки основатели и руководители сталинского «Гулага» и их приемники эпохи «развитого социализма», да и современные наследники — «демократы».

Эпоха возрождения, получившая яркое воплощение в искусстве и литературе, сопровождалась бурным развитием торгового и денежного капитала, развитием ремесла и мелкотоварного производства, постепенно превращавшемся в мануфактурное предкапиталистическое, прежде всего в итальянских городах-государствах и Бургундии еще в ХI-ХIIвеках. Все это способствовало возникновению фабричного производства в Голландии, а затем в Англии и Франции и достигло своего классического развития лишь в ХIХ в. в эпоху капитализма свободной конкуренции. Однако развитие капитала требовало освобождения от феодальных пут, основанных на волевых отношениях, связанных с непосредственным насилием правящей элиты над большинством населения. Только равенство людей перед законом способствуем созданию демократического общества и превращения в товар главного, в тот период условия производства — рабочей силы человека. Если для высокоразвитого общества это считается анахронизмом, противоречущим морали и нравственности, то для нас объективно необходимым путем к прогрессу. Поэтому закономерность разрушения феодального строя заключается в его революционном свержении, с различной степенью насилия и кровавости. Именно этот период, основанный на машинной индустрии и энергии пара, породивший фабрично-заводское производство, обособленное друг от друга частным разделением труда, производящее готовый для продажи товар, становится тем классическим состоянием, с которым следует сравнивать все современные экономические системы. Достигли ли они этого уровня или превзошли его на пути отрицания товарной системы. Со времен К. Маркса это состояние называется капиталом или развитым товарным производством, а со всей адекватной социальной системой — капитализмом с присущими ему понятиями и категориями. В соответствие со своей экономической природой он требует свободы человеческой личности, без чего невозможно превращение рабочей силы в товар и освящение всех имущественных и личностных связей правом частной собственности, правом, закрепленным законом, становящимся юридической формой частной собственностью. Только этой эпохе, свободной от бюрократов, развитых товарных связей, т.е. состоянию капитала соответствует, повторюсь, что очень важно для понимания нашего постсоветского состояния, правовая и юридическая форма частной собственности в своем классическом варианте.

Исследуемая физическая система изменяется в пространстве, начиная с классической механики И. Ньютона до микрочастиц в направлении уменьшения и до макрокосмоса с его относительностью времени и пространства А. Эйнштейна. В отличие от нее экономическая система изменяется и развивается во времени. Достигнув своего классического состояния в эпоху свободной конкуренции, товарная система начинает постепенно отмирать на основе действия ее собственных законов, выраженных на поверхности явлений, т.е. в том виде в каком она доходит до сознания участников товарного обмена, в законах конкурентной борьбы. На первых порах она выражается в соревновании ради прибыли, что ведет к концентрации производства и существенному расширению его масштабов, усилению контроля за сбытом, привлечению лучших инженерных и рабочих кадров, использованию лучшей техники и технологии, и в конечном счете — к монополизации производства. Но монополия, первично возникнув в антагонической форме — погони за прибылью, выражает развитие важнейшего экономического процесса, на определенной стадии превращающийся в антиэкономический — процесс обобществления производства, прямо противоположный обособленности в системе частного разделения труда — основе товарного производства.

Если феодальная система, сковывающая развитие товарных связей требует насильственного революционного переворота, то капиталистическая сама себя изживает на основе действия ее собственных закономерностей. Отсюда невежественная преступность, так называемой, перманентной революции Троцкого, осуществленная большевиками во главе с Лениным. Капитализм эпохи свободной конкуренции, вместе с тем, является той идеальной моделью, которая дает возможность применения логического метода анализа, как и во всех точных науках, исследовать систему в ее чистом виде путем дедукции от самых общих поверхностных форм к содержанию системы, но в отличие от других наук полем ее эксперимента становится сама человеческая история, которая, как известно, ничему никого не научила. То есть с самого начала исследования «Капитала», К. Маркc предполагает, что капитализм, как вполне законченная системf уже существует в действительности, чем логическое отличаете от исторического, рассматривающего экономику в ее возникновении и развитии.

Использование логического метода, рассматривающего экономическую систему капитала, как бы застывшую во времении дает возможность сопоставить с ней уровень развития любой страны, соответствие этой системе существующих товарно- денежных форм и степени зрелости капитала и таким образом понять состояние ее экономики, насколько она отстала от развитого состояния капитала или напротив переросла его на пути преодоления товарных связей. Любая категория товарной системы, при ее анализе, способна выявить состояние всей экономики исследуемой страны. Если, например, рассмотреть такую категорию как деньги, то степень их развитости отражена в функциях, которые они выполняют и в том, как эти функции используются в инфраструктуре рынка. В классической системе капитала деньги выполняли 5 функций: меры стоимости, средства обращения, средства накопления для образования сокровищ или резерва для обеспечения функционирования капитала, средства платежа (кредитные деньги) и мировые деньги, как средство международных расчетов в виде благородных металлов.

В постсоветских странах и ранее, функционирующие бумажные деньги, увы адекватно своей природе в состоянии выполнять лишь функцию обращения. Потому, что в этой функции они осуществляют мимолетную роль посредника при покупке товара. Что касается других функций, то легко убедиться, что они их выполнять адекватно своей природе не могут. Мерой стоимости они не обладают по причине недостигшей этого уровня развитого капитала нашей экономической системы. Ведь стоимость возникает лишь в условиях развитого промышленного капитала, когда возникает всеобщая система приравнивания результатов простого труда, в условиях его единичного разделения внутри предприятия, порождая тем самым абстрактный труд. В сокровище их могут превратить лишь безумцы. В функции средства платежа они могут действовать лишь опосредованно, через перевод в свободно конвертируемую валюту, а на мировых валютных рынках они не котируются вовсе. Отсюда и сложность их использования в инфраструктуре рынка: банках, биржах, международных операциях и т.д. Следовательно, уровня среднеразвитого капитализма постсоветские, даже славянские страны еще не достигли.

Напротив, в высокоразвитом мире явно обнаруживается перезрелость денег и постепенное их отмирание, бумажные деньги утрачивают свою связь с золотом, которое теперь измеряется в долларах или другой валюте, а не наоборот, как было раньше. В мировые деньги превращаются свободно конвертируемые валюты. Функция платежа сливается с функцией обращения. Денежные курсы поддерживаются банком через колебание учетных ставок и контроль за денежной эмиссией. Происходит страхование депозитов государством и выпуск государственных облигаций, курс которых, компенсирует инфляцию, рассчитываемую, правда, довольно примитивно. Подобно деньгам следует анализировать и другие экономические категории, степень развитости которых выражает состояние экономической системы в целом. Или, если обратиться к проблеме цикличности.

Сложился ли у нас экономический цикл или нет. Ведь кризисно-депрессивное состояние, когда производство упало, вызывает необходимость развития экономики, создает условия для восстановления пропорций общественного воспроизводства и необходимость обновления основного капитала и дальнейшего развития экономики и производства. Проблема, приобретающая для нас особое значение. Ведь основной капитал у нас по сути не обновляется, а средний возраст активной части основного капитала достигает 39 лет (в СССР — 30 лет). Такой почтенный возраст его в современных развитых странах был еще в начале XVIII в. Все это соответственно характеризует и уровень нашего развития и нашу экономическую отсталость. Таким образом, отталкиваясь от уровня классического капитала, становится возможным установить состояние любой экономической системы по сравнению с классическим — в ту эпоху, когда категориальный аппарат экономики выступал в своем чистом, как бы законченном состоянии, исходя из Марксового логического анализа. В дальнейшем главной задачей становится исследование эволюции экономики и ее умирания под влиянием научно-технического прогресса, особенно в условиях его превращения в техническую и технологическую революцию, вызывающую постепенное изменение содержания и форм категориального аппарата постэкономики или науки об умирании капитала и развития социализма, ибо развиваясь капитал сам себя уничтожает.

Глубиной первоосновой всех изменений в современной развитой экономической системе становится научно-технический и технологический прогресс, перерастающий во второй половине XX в. в научно-техническую революцию. Отсюда ускоренное становление важнейшего, по сути антиэкономического процесса — обобществления производства на базе подетальной и технологической специализации в материальной сфере и непрерывное возрастание в общем объеме создаваемого национального продукта удельного веса духовных благ и услуг. Таковы последствия современной научно-технической революции, до которой нам предстоит еще долгий и трудный путь. В материальное производство, где в XIX в. действовали стихийные рыночные силы, в развитом мире глубоко проникает научная творческая деятельность, тем самым, разрушая товарные, т.е. экономические, косвенно-общественные связи между людьми, называемые рынком и делая тем самым устаревшими ту систему знаний, которая называлась и по традиции продолжает называться экономикой, или наукой о рынке и происходит изменение всего категориального аппарата. На смену рыночным, приходят технико-технологические связи, непосредственно управляемые человеческим разумом, при помощи счетно-решающих устройств, осуществляющих в непрерывном потоке движение продуктов, по старинке называемые товародвижением.

Если попытаться примерно выяснить доли тех сфер, которые непосредственно связаны с материальным производством то получается, что в объеме всего производимого общественного продукта развитого мира на обрабатывающую промышленность приходится 15-16%, на добывающую — до 1%, на сельское хозяйство 3-4% и до 18% на сферу товародвижения со всеми ее составляющими: аппаратами, управлениями, транспортом, складами, системой связи, финансами, посредническими и другими организациями, типа franchise (привилегия, доверие), оптовыми и розничными магазинами, вплоть до поставки товаров по каталогу покупателям на дом. На такой основе возникают новые науки, типа «маркетинг» и «логистика». Первая — связывает воедино управление производством с тем, что прежде было рынком, вторая — посвящена управлению всем процессом «товародвижения».

Все изменения, возникшие в производственной сфере, еще в эпоху господства товарного капитала неизбежно вызывали эволюцию экономики, достигшую своего расцвета в эпоху промышленного капитала свободной конкуренции XIX в., но лишь при осуществлении условия освобождения экономики от сковывающих ее волевых, насильственных, феодальных пут, всех ступеней и уровней чиновничьего произвола и гнета. Все, что было до 17 года, или с теми же последствиями, но с еще большим насилием для экономики было заменено — Политбюро ЦК КПСС с Госплановым и Совминовским воздействием. Такое освобождение требует революционного взрыва с различной степенью кровавости, но порой и без него, как это было в Англии при переходе власти к оранжистам во главе с Вильгельмом III Оранским, ставшим английским королем в результате, так называемой, «славной революции» 1689 г. Мирная революция случилась и в феврале 1917 г. в России, ласково называемая «невестой», революция преступно оборванная большевистским переворотом, разгоном Учредительного собрания и поворотом истории вспять, что привело к возникновению феодальной империи, позорным временам повсеместной лжи, сопровождающейся террором и уничтожением собственного народа.

Только при становлении свободного буржуазного общества отпадает необходимость государственного управления экономикой и наступает господство laissez faire — означающее, что лучшее управление — никакого управления. Рынок регулирует производство сам, поскольку начинает «работать» экономический цикл, ведущий производство через все его фазы от кризиса опять к новому подъему, очищая экономику от всего лишнего. Возникает стремление к максимальной прибыли, свободная конкуренция, освобождение человека от полурабского состояния, превращение его рабочей силы в товар. Возможно, в сознании человека высокоразвитого общества, товарный характер рабочей силы явно не соответствует идеалам морали и нравственности, но для общества задавленного чиновничьим феодальным гнетом и произволом, возможность свободно продавать способность к труду, обеспечивая все условия для воспроизводства этой способности, особенно в наступившем XXI веке т.е. превращение рабочей силы в товар — несомненно, большой шаг к прогрессу.

Если господство капитала эпохи свободной конкуренции XIX в. требовало невмешательства государства в экономические процессы, то возникновение монополистического капитала на разных этапах его развития вызывает необходимость не только определенного государственного управления, но и искусства изменять его виды и методы, в зависимости от изменения самого ( характера монополий, которые в современной литературе получили более безобидное название международных корпораций, что соответствует действительности. С изменениями в недрах производства и неизбежной эволюции экономической системы происходит и становление новых социальных порядков. Изменяется классовый состав населения развитых стран, увеличиваются группы людей интеллектуального труда, деятельности, возрастает количество инженеров и техников производственной сфере и рабочих, управляющих техникой и технологией — белых воротничков. Большая часть населения трудится в духовных сферах экономики — науке, образовании, культуре, здравоохранении, медицине, юридических услугах, отдыхе, туризме, организации спорта, телеинформации и СВЯЗИ, обеспечивающих взаимодействие всех постэкономических сфер друг с другом; многие работают на транспорте и в банковской системе и т.д. Таким образом, наступает неопосредованная связь производства с человеком, т.е. не через обмен товарами, непосредованное воспроизводство человеческой личности, правда, исчисляемое и частично осуществляемое в сохраняющейся денежной форме.

Tags Categories: Глава I Posted By: kosta
Last Edit: 20 Янв 2009 @ 09 17 ПП

E-mailPermalink
 

Responses to this post » (None)

 


Comments are open. Feel free to leave a comment below.


 

Leave A Comment ...

 


You must be logged in to post a comment.


 XHTML:
You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>
\/ More Options ...
Change Theme...
  • Users » 505
  • Posts/Pages » 18
  • Comments » 84
Change Theme...
  • VoidVoid
  • LifeLife « Default
  • EarthEarth
  • WindWind
  • WaterWater
  • FireFire
  • LiteLight
  • No Child Pages.