11 Янв 2009 @ 7:25 ПП 
 

1

 

1. Три системы взаимодействия

Для того чтобы приступить к анализу нашей проблемы и выяснить на каком уровне развития находится любая страна, в том числе и Украина, от чего зависит и весь комплекс мер экономической политики, необходимо понять до сих пор нерешенный вопрос: что такое экономика и, прежде всего, освободиться от того огромного нагромождения экономических нелепостей, господствующих на страницах наших (и не только наших) учебных и научных изданий, полностью закрывших возможности для объективного анализа.
Эти бессмысленные нелепости можно перечислять в великом множестве, но остановимся на некоторых самых «главных», с точки зрения абсурда. Прежде всего, на таких как: переход к рынку, который якобы мы осуществляем, или на рыночной экономике. Но ведь элементарно грамотному человеку, а тем более экономисту должно быть ясно, что переход этот произошел в древние времена, когда люди вылезли из пещер и спустились с деревьев и начали обмениваться, оказавшимися у них в некотором излишке, плодами природы или примитивными орудиями, приспособлениями для охоты или уничтожением себе подобных.
До такого состояния оказалась неспособной довести нас, даже несмотря на все старания, политика, осуществляемая тоталитарной властью, конечно под «мудрым руководством партии», как тогда нам внушали, по абсурдному недомыслию называемой «коммунистической».
Что же тогда у нас было в действительности, под названием «плановая экономика», от которой будто бы совершается, так называемый «переход к рынку».
Как мы подробно выясним в дальнейшем, планирование это понятие субъективное и чтобы его осуществлять, необходимо достичь такого уровня развития экономики, когда стихийные силы рынка не смогут управлять производством. Тогда нарастающий научно-технический прогресс превращается в революцию и воз никает такой высокий уровень обобществления производства, который разрушает товарные, рыночные связи и тем самым обособленность отдельных отраслей и предприятий — непосредственную причину товарного производства.
Все то что происходит в высокоразвитых странах в XX — XXI вв. У нас же было такое состояние развития экономики, которое требовало рыночной свободы, обусловленное, еще по А. Смиту, существующей системой разделения труда. А это разделение труда, как и законы природы, нельзя заменить никакими решениями партии. Такими как провозглашением «общественной собственности».
Рынок отменить нельзя, он продолжал существовать. Но какой рынок? Несомненно подпольный, нелегальный, не признанный властью. А именно «черный», действующий скрытно, в самых разнообразных формах, порождая дикую неконтролируемую спекуляцию, но иногда и легально, в так называемых «торгсинах» для подпитки номенклатуры и непосредственного ее подкармливания спецснабжением и улучшением ее быта в «сталинках» — домах улучшенной постройки.
Но запрещение рынка вылилось, у нас, в уничтожение той базы, той основы, в форме которой рынок осуществляет свою деятельность, она называется его инфраструктурой, а именно: банки, биржи, страховые компании, институционные инвесторы, посреднические, предпринимательские организации и т.д. Вся та система мер и документов, которые дают рынку возможность организовано функционировать и организовано спекулировать, тем самым стабилизировать экономику в целом. Всей этой системы инфраструктуры рынка у нас нет до сих пор и рынок остается по прежнему «черным».
И производная от такого рынка (т.е. без нормальной инфраструктуры), то что ее заменило — засилье чиновничьего аппарата с его взяточничеством, воровством и грабежом, сросшимся с так называемыми «правоохранительными органами», вся та система в которой мы живем и конца которой не видно.
Поэтому необходимо четко осознавать, что нам нужен не, так называемый, переход к рынку, а создание нормальной, отвечающей требованию нашего развития — рыночная инфраструктура (которая заменит коррумпированное чиновничество), без чего цивилизованный рынок существовать не может, то что создавалось на протяжении столетий, управляло рынком и было уничтожено и заменено бессмысленным понятием — «плановая экономика».
Отсюда и бессмысленность сочетания слов «рыночная экономика». Ведь экономика и есть рынок, или наука о рынке.
Отсюда вытекают и другие бессмысленные понятия типа: «себестоимость», «фонды», «экономика труда», «экономика предприятия» и прочая, мягко выражаясь, белиберда.
Более того, нам надо преодолеть и отбросить некоторые устаревшие понятия К. Маркса, которые он извлек из недр английской, так называемой «политэкономии» начало 19 века, название давно отброшенное наукой еще в конце 19 века.
Итак сначала о «политэкономии», а затем о господствующем до сих пор в нашей литературе понятии «производительные силы» и «производственные отношения».
Термин политическая экономия был впервые употреблен А. Монкретьеном в его «Трактате о политической экономии», вышедшем в Руане в 1615 г., который на долгое время дал название экономической науке, хотя Монкретьен имел в виду совсем не то, что мы теперь называем наукой или теорией, а экономическую политику, которой должна руководствоваться Франция для развития своего ремесла и торговли, т.е. был одним из первых идеологов меркантилизма, ратовавшим за развитие внешней торговли и запрете свободного ввоза иностранных товаров.
В настоящее время в развитых странах термин политическая экономия вновь употребляется в смысле — «экономическая политика», а смешивать политику и экономику нельзя, это разные сферы общественных отношений.
Что касается «производительных сил» и «производственных отношений», то эти понятия были по существу, отвергнуты Марксом в «Капитале», где начиная уже с первой главы, он подверг анализу главное характерное свойство системы названное им «Товарный фетишизм», когда формы движения товарной или экономической системы не только не совпадают, но и прямо противоречат их содержанию, т.е. сущность товарного фетишизма заключается в самой товарной форме, когда стоимость и потребительная стоимость реализуются в цене, в бесчисленных актах обмена, но представляются не общественным, а природным свойством товаров. Причем это форма непрерывно изменяется, порождая деньги, затем капитал в его различных видах, а далее продолжает непрерывно меняться по мере нарастания научно-технической революции и постепенного исчезновения самого капитала — наиболее развитого состояния товарного производства.
Главное отличие товарной, рыночной, т.е. экономической системы от производственной и социальной состоит в том, что товарные связи складываются, формируются, действуют не проходя через человеческое сознание, что и осложняет их познание и вызывает товарный фетишизм, приписывание товарам те свойства (стоимости и потребительной стоимости), которыми они от природы не обладают, причем это противоречие формы и содержания очень трудно понять и уловить в закономерностях его движения и развития, поскольку требуют проникновения в самые недра экономической науки, для чего необходимо глубоко абстрактное мышление, еще более сложное чем для познания физических и естественных наук.
Историческое развитие несомненно доказало, что важнейшая экономическая проблема, поставленная К. Марксом и не решенная им до конца была идея товарного фетишизма. От его глубокого понимания зависит познание всех проблем экономики на всех этапах ее развития и естественно проведение адекватной экономической политики.
Уже при рассмотрении товара и его свойств в I главе «Капитала» Маркс выясняет, что общим для всех товаров становятся затраты труда, образующие стоимость и стоимость, таким образом непосредственно, выводится из труда, в отличие от формы стоимости, возникающей в обмене. Здесь коренится первая ошибка К. Маркса, унаследованная от Рикардо. Получается, что труд всегда создает стоимость, правда речь идет об общественно-необходимом труде, но тем более приравниваемым, сравнимым, соизмеримым.
Отсюда приписываемое им открытие стоимости еще у Петти, у которого труд и природа (земля) были слиты воедино и упреки в адрес Смита, не открывшего стоимость. Что касается потребительной стоимости, то она по Марксу годится лишь для товароведения, и экономической категорией, по сути, не является.
Непонимание Рикардо различий между стоимостью и формой стоимости не дает возможность по К. Марксу понять товарный фетишизм, отсюда приписывание товарным формам — природных свойств. (Б наше время происходит обратное — природным вещам и свойствам приписывают товарный характер. Например, труду, человеческому мозгу, производству, самому предприятию и т.д.).
Отсюда все непонимания и ошибки, совершаемые в современных научных и практических решениях, не только препятствующих развитию, но и обращающие его процесс вспять.
На самом деле, Маркс открыл двойственный характер труда, потому, что он возник только в 19 в., т.е. в его эпоху. А стоимость не результат труда, а экономическая форма движения всего производства, достигшего уровня такого разделения труда, который стал простым и приравниваемым. Таким образом, стоимость есть всеобщий процесс приравнивания результатов простого труда в условиях капитала, т.е. системы развитых товарных связей.
Другая существенная ошибка К. Маркса заключалась в непонимании им значения потребительной стоимости/развившейся из полезностей и ставшей потребительной стоимостью в результате всеобщего приравнивания не только результатов простого труда, но и потребностей людей в общественном масштабе.
В результате в процессе эволюции и умирания капитала в условиях развития науки, техники и технологии, когда электричество и другие виды земной и неземной энергии, управляемые человеческим мозгом -деятельностью, заменившим труд, внедряются в производство материальных и духовных благ, происходит умирание стоимости, превращение потребительной стоимости в полезность, измеряемую предельными величинами и, наконец — уступающие, в конечном счете, свое место производственным функциям сопоставляющие затраты и результаты в умирающей денежной форме. Обнаруживается, поэтому, необходимость внедрения высокоэффективных новых технологий во все сферы воспроизводства духовных и материальных благ, направленных на воспроизводства самой человеческой личности.
Только проникновение в сущность товарного фетишизма, умирающего вместе с умиранием капитала, становится возможным проведение необходимой экономической политики, определяемой уровнем развития самого производства и управляющее им в интересах развития экономики и благосостояния людей.
Особое значение познания природы товарного фетишизма в современном мире имеет, как для малоразвитых, так и для высокоразвитых стран, где отсутствует понимание коренного отличия производственных связей от товарных и социальных и неумение поэтому адекватного регулирования, управления экономикой.
У первых — потому, что товарная система не развивается, находится в состоянии черного рынка в условиях многоукладной, у нас, точнее, мозаичной экономики, развитию которой препятствует криминальный чиновничий бюрократический аппарат типа феодального, а производство служит интересам господствующих социальных групп, препятствующих развитию товарных связей, их превращению в капитал. Отчего производственные связи принимаются за экономические, а экономически! за производственные.
Подобные проблемы существуют и в высокоразвитых системах, где товарные связи умирают в условиях реально; обобществления, а результаты их деятельности становятся прогнозируемыми и планируемыми, отчего производству и труду, деятельности мозга приписываются уже не природные, экономические свойства, типа «человеческий капитал».
Без отделения экономических явлений от производственных и социальных, и соответственно, принятие конкретных мер влияния на каждые из них прогресс человечества невозможен.
В малоразвитых странах эти меры должны быть направлен: на свободное развитие экономики, в условиях демократии, для проведения необходимого развития инфраструктуры рынка налогово-бюджетной политики с четко дифференцированной системой обложения.
В высокоразвитых — главное внимание должно быть обращено на обеспечение планомерного развития реально обобществленной экономики и проведение планирования в интересах всего населения для обеспечения непрерывного роста личного производительного, а не паразитического потребления.
Только при глубоком проникновении в сущность экономической, т.е. товарной системы становится возможным отказаться от производительных сил и производственных отношений и перейти к тройной системе абстракций: производство, экономика и социальная сфера.
На протяжении всей истории становления и развития той системы, которая называется рынком, с древнейших времен до наших дней, влияния сознательных действий органов власти и управления на производство и торговлю, в зависимости от уровня экономического развития, оказывали различное влияние и вызывали часто противоположные желанию результаты, в зависимости от характера и понимания принятых решений, всего того что можно назвать экономической политикой, нуждающейся в детальном анализе.
Парадоксально, что несмотря на многие столетия существования торговли и производства, с начала возникновения элементарных форм разделения труда до сих пор, остается не выясненным вся та система взаимодействия отдельных элементов общественных отношений друг на друга, от понимания которых зависят по сути судьбы развития человечества.
Конечно, до тех пор пока рыночные связи не достигли определенного уровня развития и не приняли всеобщий характер, экономическая политика развивалась интуитивно. Стихийно возникший всеобщий эквивалент, принявший постепенно удобную и слепящую золотую телесность, дающую возможность властвовать и приобретать безгранично, стал основой политики меркантилизма, как и заменяющие его бумажные знаки, развившиеся из кредита — второй в истории возникшей функции денег.
Поэтому, в отличии от логического анализа функций денег, как второй после товара у Маркса формы капитала, исторический процесс развития денег был прямо противоположен логическому, т.е. он происходил в такой последовательности:
1) мировые деньги;
2) кредитные деньги;
3) сокровища;
4) средства платежа;
5) мера стоимости.
Это понимание весьма важно, поскольку дает возможность выяснить уровень развития каждой страны. Достигла ли она того уровня, когда деньги стали выполнять все 5 функций.
Когда экономическая система, как развивающийся рынок, приносящий денежное богатство стал проникать в сознание правящей элиты, появилась возможность осознавать направление и меры осуществления экономической политики, тогда как прежде она сводилась к стремлению удерживать богатство в денежной форме.
То есть на протяжении тысячелетий экономическая политика формировалась интуитивно, стихийно, отражая условия и возможность производства в существующей природной среде.
Таким образом, исторический процесс развития человечества часто не соответствует этапам логического метода познания той товарной системы, которая называется развитым рынком или развитой экономикой, которая достигает своей завершенной классической формы, после завоевания буржуазией политической и полной экономической свободы, т.е. всеобщей товарной системы, ставшей капиталом.
Без понимания этого несоответствия логического и исторического, и необходимости фиксировать каждый исторический этап в развитии товарной системы, от мелкотоварного до современного, явного отмирания рынка в высокоразвитых странах, выяснить и обосновать в соответствии с каждым этапом, необходимую для страны экономическую политику невозможно. В противном случае экономическая деятельность государства может не только затормозить или прервать развитие экономики, но и обратить процесс развития вспять, что было в истории неоднократно, но особенно для экономики смертельно после большевистского переворота и подобных контрреволюционных мер в других странах, не достигших уровня промышленного капитала.
Поэтому особо опасным препятствием на пути осуществления экономической политики было положение, позаимствованное у К. Маркса, которое он, в свою очередь, извлек из недр английской школы начала 19 века, а именно — о «производительных силах» и «производственных отношениях». В своих ранних работах, в том числе в знаменитом «Манифесте», созданном совместно с Энгельсом, предшествующих «Капиталу», К. Маркс использовал идеи взаимодействия производительных сил и производственны отношений в таком смысле, когда одна из неразрывных сторон производства (производительные силы) почему-то отрываются от другой, что приводит к революционному перевороту. Такое утверждение равносильно идее о том, что в нормальном организме подрастающего ребенка его кости перерастают остальные части тела и прорывают кожу.
Кроме того оставалось неясным, где та грань, которая отделяет производительные силы от производственных отношений и как они соотносятся с объективной товарной средой — основой системы и экономического анализа.
Капитал К. Маркса, великое и основное его произведение, положило конец всей этой несуразице, где ясно доказано, что основой развития общественного производства являются объективные независимые от воли и сознания человека косвенно-общественные товарные связи, выступающие на поверхности явлений в форме прямо противоположной их содержанию, т.е. в превращенной фетишистской форме.
Товарный фетишизм, объясняемый К. Марксом уже в первой главе первого тома «Капитала», становится таким образом всеобщей основой для познания природы товарной системы и всех дальнейших форм ее логического развития (но не исторического), на протяжении всех трех томов «Капитала» и сопровождаемый историческим экскурсом от меркантилизма до классической школы и ее разложения, в 4 томе.
Главное препятствие, мешающее выяснению процесса экономического развития любой страны и не дающая возможность понять значение и систему воздействия экономической политики, с взаимосвязанными с ней социальными условиями, на развитие экономики, состоит таким образом в смешении трех взаимодействующих общественных систем: производства, экономики и социальной сферы. Хуже того, производство в экономической литературе и его составная часть — процесс труда отождествляется с экономикой, абсолютно без понимания того, что труд это процесс физический, а не экономический и влиять на экономику может лишь конечный результат этого процесса, достигший простого труда. Отсюда, изменяется характер воздействия результатов производства на экономику в конечном счете и умирание труда.
Кроме того, существующее в литературе смешение экономики с социальной сферой не дает возможность установить характер косвенного взаимодействия этой сферы на экономику, т.е. на то, что называется рынком. Это и привело, особенно в нашей «науке», к возникновению абсурдного их соединения, в так называемую, социально-экономическую сферу, где все перемешано в беспорядочном скоплении различных понятий, не дающих возможность понять ни то, что относится к экономике, ни то, что составляет элементы социальной сферы, с ее важнейшей составляющей — экономической политикой, в которую входят финансы, кредит, бюджет и права собственности, с их юридическим оформлением.
Для любого мыслящего экономиста должно быть понятно, что экономическая политика и связанные с ней классовые и правовые отношения не способны влиять на экономику непосредственно. Также как человечество не может изменять действия сил природы по своему усмотрению. Например, действие закона инерции или законов движения электрического тока оно может попытаться использовать в интересах людей через изобретение необходимых средств и орудий своего труда и деятельности.
В экономике это достигается только через научно обоснованную экономическую политику, действующую на производство, результаты которой отражаются, в конечном счете, на экономике и всех ее составляющих и, что самое главное на уровне жизни населения, растут ли его доходы или наоборот — падают. Таким образом, экономическая политика не может воздействовать на экономику (рынок) непосредственно, а только через производство, при условии осуществления полной экономической и политической свободы человека.

Tags Categories: Глава I Posted By: kosta
Last Edit: 20 Янв 2009 @ 09 20 ПП

E-mailPermalink
 

Responses to this post » (None)

 


Comments are open. Feel free to leave a comment below.


 

Leave A Comment ...

 


You must be logged in to post a comment.


 XHTML:
You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>
\/ More Options ...
Change Theme...
  • Users » 505
  • Posts/Pages » 18
  • Comments » 84
Change Theme...
  • VoidVoid
  • LifeLife « Default
  • EarthEarth
  • WindWind
  • WaterWater
  • FireFire
  • LiteLight
  • No Child Pages.